메인메뉴 바로가기본문으로 바로가기

Guardian of Heritage

2022 SUMMER

Руки, создающие прохладу

Ким Донсик — мастер по изготовлению традиционных вееров. Уже более 60 лет он занимается своим ремеслом в Чончжу (провинция Северная Чолла), будучи четвёртым поколением мастеров из одной семьи.

Вте времена, когда не было ни вентиляторов, ни кондиционеров, веер был предметом жизненной необходимости. Но его носили с собой не только для того, чтобы обмахиваться им в жару, — он был аксессуаром, демонстрирующим социальный статус, а также использовался как ритуальный предмет во время церемоний, таких, например, как свадьба или похороны. В эпоху Чосон знать предпочитала круглым веерам складные, в частности хапчуксон — веер со сдвоенными бамбуковыми рёбрами. Одни обладатели такого веера любовались изящностью изделия, которое можно было элегантно раскрыть, с достоинством обмахнуться, а потом сложить с характерным щелчком и спрятать в рукав. Другие — рисунком на нём как произведением искусства, третьи использовали веер как чесалку. В случае опасности он служил оружием. Ну а тайно встречающиеся любовники скрывали веером своё лицо.

В Корее веера в зависимости от формы делятся на круглые нескладные (пучхэ или тансон) и полукруглые складные (чоппучхэ или чопсон). У круглого веера ребра расходятся радиально от ручки, тогда как складные веера дополнительно подразделяются на множество видов в зависимости от числа рёбер и материала, из которого они сделаны, рисунка на экране и используемых дополнений. Изготовление вееров хапчуксон развивалось в Корее как национальное ремесло с эпохи Корё (918—1392 гг.). Такие веера инкрустировали перламутром, украшали деталями из металла и нефрита, лакировали.

В эпоху Чосон число рёбер веера зависело от социального статуса его владельца: королевская семья пользовалась веерами с 50 рёбрами, знать — с 40, а среднему сословию и простолюдинам полагались веера с меньшим количеством рёбер. В сборнике «Календарные обычаи и обряды Восточного государства» («Тонгук сесиги»), написанном в поздний период Чосон учёным Хон Сонмо (Сокмо; 1781—1857), говорится, что веера, преподнесённые королю на праздник Тано раздавались придворным и свите. Государственное ведомство Сончжачхон, отвечавшее за изготовление вееров, и управление провинции Чолла-до надзирали за производством и сбором вееров, которые подносились королю.


Чрезвычайно трудоёмкий процесс
В своей мастерской, заполненной бамбуковыми заготовками, мастер Ким Донсик показывает тонкую полоску из бамбука:
— Чтобы сделать рёбра хапчуксона, из наружного твёрдого слоя стебля бамбука нарезают тонкие полоски, которые склеивают по две внешней стороной наружу. В отличие от китайских и японских складных вееров, сделанных из мягкой внутренней части бамбука, хапчуксон гораздо долговечнее. Это особенность традиционных корейских вееров.

Для изготовления одного веера необходимо проделать 140-150 операций. Бамбук достигает максимума роста в первый год, а потом зреет внутри и только спустя три года обретает нужную твёрдость.

— Молодой бамбук выглядит здорово, но, если его расколоть, внутри он мягкий. Лучше всего подходит трёхлетний бамбук. К тому же заготавливать сырьё на весь год надо в сухой период — в декабре и январе, иначе его портит моль.

Бамбуковый ствол без пятен распиливают на чурбачки размером с будущие рёбра, раскалывают их на плашки и на 5 дней погружают в воду, чтобы они стали жёлтыми. Потом заготовки погружают в кипящую воду, чтобы размягчить, затем с них сострагивают внутренний слой так, чтобы их толщина была не боле 0,3-0,4 мм.

— В процессе изготовления хапчуксона этот этап — самый трудный. Только если полоски будут такими тонкими, что сквозь них будет проникать свет, веер будет мягко открываться и закрываться, остов будет гибким, а значит веер будет лучше обдувать. Наружная часть стебля твёрдая и упругая, поэтому при хорошем уходе веер прослужит и 500 лет.

Тонкие полоски склеивают по две, чтобы получились рёбра, которые соединяют в форме веера и сушат примерно неделю. Для прочности и долговечности склейки используют, смешав в пропорции 4 к 6, клей, сваренный из плавательных пузырей горбыля миюй, и клей, сделанный путём долгого вываривания костей, жил и шкур животных. Когда остов веера создан, на нижней части рёбер при помощи раскалённых на огне инструментов выжигают разные узоры: летучих мышей, цветки сливы, драконов и т.д.

Далее изготавливают ручку веера. Для неё обычно используют древесину ююбы, хурмы восточной, берёзы железной. Сверху её украшают тонкой бамбуковой пластиной, покрывают чёрным или красным лаком либо инкрустируют перламутром. Затем остов полируют до блеска, ребра равномерно покрывают клеем и прикрепляют к ним заранее выкроенный экран из ханчжи — бумаги из луба шелковицы бумажной. А напоследок продевают сквозь ребра медное, никелевое или серебряное кольцо. Теперь веер готов.

Ещё в 1950-х годах процесс был поделён на шесть этапов, и каждым занимался отдельный мастер. Ремесло было трудоёмким, но в то время и спрос на веера ещё был высоким.

Мастер по изготовлению вееров Ким Донсик, будучи четвёртым коленом веерщиков в одной семье, говорит, что самая трудная операция в процессе изготовления хапчуксона — это состругивание внутреннего слоя с полосок бамбука.

Старейшая династия мастеров
Когда ребра подготовлены, вся остальная работа проводится в отдельной мастерской. Весь свой рабочий день, за исключением перерывов, Ким проводит здесь. На одной стене аккуратными рядами висят чугунные ножи и другие инструменты, а старинный верстак свидетельствует об опыте и квалификации мастера, посвятившего этому ремеслу более 60 лет своей жизни.

— Поначалу у этих ножей были широкие лезвия, но за 20 лет они так источились, что теперь выглядят как филейные. А вот этот напильник сделал и использовал мой дед, потом я его унаследовал.

На стене между полкой и дверью висит выцветшее чёрно-белое фото его деда.

— Говорят, он был настолько талантливым мастером, что его веера подносили в качестве дани королю Кочжону. Видимо, мне повезло, что я начал обучение ещё ребёнком и смог перенять все приёмы, от основы до деталей, глядя, как работает дедушка.

Семейный бизнес Кимов — старейший в Корее бизнес по изготовлению вееров. Его начал прадед нашего героя по материнской линии, вторым поколением стал дедушка Кима по материнской линии с чёрно-белого фото — Ра Хакчхон, третье поколение — дядя по материнской линии Ра Тхэсун, и, наконец, наш собеседник. Он начал учиться ремеслу в 1956 году, когда ему было 14 лет. Киму, младшему из восьми братьев и сестёр в бедной семье, пришлось оставить учёбу и отправиться на обучение в семью родителей матери. В те времена в деревне, где они жили, компактно проживали веерщики, а в округе было достаточно бамбука и шелковицы — сырья для рёбер и будущей бумаги для экранов.— Поскольку в то время веер был предметом жизненной необходимости, выучившись, можно было зарабатывать на жизнь. Поначалу я был просто на подхвате и учился, глядя из-за плеча. Но, видимо, руки у меня растут откуда надо, и когда взрослые увидели, что я с лёгкостью выстрагиваю полоски бамбука, меня начали обучать по-настоящему. Я по характеру человек простой, поэтому делал ровно то, что мне говорили, и меня часто хвалили. Поэтому я действительно старательно учился.

Может быть, разница между ремесленником и мастером как раз в том, насколько человек отдаётся делу? Ким твёрдо решил, что раз уж он взялся за дело, то будет создавать прекрасные изделия. Он хотел делать свои веера, взяв за основу полученные от дедушки приёмы. Его веера прекрасно сидят в руке, а когда их раскладываешь, образуют идеальный полукруг.

Но однажды из-за финансовых трудностей Ким чуть было не бросил своё дело. Став поручителем не тому человеку, он оказался в ситуации, когда даже поесть не на что было, не говоря о покупке сырья. Но один из друзей с радостью ссудил его деньгами, сказав при этом слова, которые навсегда запали Киму в душу.

— Он сказал, что у меня врождённый талант делать веера, и чтобы я никогда не бросал это ремесло. Мне кажется, благодаря этим словам я потом, несмотря на трудности, всегда находил в себе силы продолжать.

Сын мастера Ким Дэсон в 2019 г. получил статус человека, перенявшего традиционное ремесло от мастера. Сейчас он продолжает дело отца, чтобы сохранить традицию изготовления корейских вееров.

 

Нематериальное культурное достояние
Ким и сейчас на всех этапах изготовления вееров использует только ручной труд. Гордость за свою работу всегда поддерживала мастера. Но в то же время его никогда не покидало беспокойство по поводу заработка.

— В наши дни изготовлением вееров на жизнь не заработаешь, и молодёжь не рвётся заниматься этим делом. Но и нельзя допустить, чтобы на мне традиция прервалась. Однажды я как бы ненароком спросил сына, не хочет ли он попробовать заняться этим, и благодарен ему за то, что он согласился.

Сын мастера, Ким Дэсон, взялся за ремесло отца в 2007 году. Он поздно начал, но быстро выучился. Видя прогресс сына, продолжающего семейную традицию, Ким решился подать заявку на получение официального признания как человека, владеющего традиционным ремеслом. Он три года систематизировал производственный процесс и в 2015 году наконец стал первым мастером по изготовлению вееров в списке Национального нематериального достояния. Это мотивировало и других немногочисленных мастеров. В 2019 году его сын обрёл статус человека, перенявшего традиционное ремесло от мастера.

В конце интервью юноша, строгавший в углу мастерской заготовки, закончил работу и присоединился к нам. Это был внук мастера, сын Ким Дэсона.

— Он только что поступил в университет. Говорит, что хочет научиться делать веера. Я его не поощряю, но и не отговариваю.



И Гисук, писатель-фрилансер
И Минхи, фотограф

전체메뉴

전체메뉴 닫기