메인메뉴 바로가기본문으로 바로가기

Interview

2022 SUMMER

Исследуя мрачные стороны капитализма

Критики хвалят Юн Гоын за оригинальность сюжетов и наблюдательность, проявляющуюся в использовании метких метафор и аллегорий. Мы беседовали с писательницей в кафе в здании корейской телерадиокорпорации EBS, где Юн Гоын ежедневно ведёт авторскую радиопередачу.

Опубликованный в 2013 г. второй роман Юн Гоын «Путешественники ночи» (англ. назв. «The Disaster Tourist») — это сатирический взгляд на капиталистическое общество. В прошлом году он был удостоен премии «Кинжал» Ассоциации писателей-криминалистов Великобритании в категории «переводной детективный роман».
Courtesy of Yun Ko-eun

Юн Гоын (1980 г. р.) дебютировала в литературе, ещё когда училась в Университете Тонгук: в 2003 году она получила литературную премию, присуждаемую студентам Культурным фондом Тэсан. Её первый рассказ, «Синдром невесомости» (2008 г.), принёс юной писательнице премию «Хангёре».

С тех пор Юн Гоын издала четыре сборника рассказов и четыре романа. Её второй роман «Путешественники ночи» (англ. назв. «The Disaster Tourist»), опубликованный в 2013 году, в прошлом году получил премию «Кинжал» Ассоциации писателей-криминалистов Великобритании в категории «переводной детективный роман». Юн Гоын стала первым литератором из Азии, который был удостоен этой чести. В романе высмеивается бессердечность социальных систем, в частности капиталистическое общество, посредством характеров персонажей, которые, чтобы удостовериться в чувстве собственной безопасности, путешествуют по районам, пострадавшим от стихийных бедствий. В ассоциации роман представили как «чрезвычайно увлекательный эко-триллер из Южной Кореи, с едким юмором обнажающий угрозы переразвитого капитализма».

 

Во время пандемии вы получили премию за роман о турпоездках в зоны катастроф. Как у вас возникла эта идея?
Примерно 10 лет назад, когда я писала этот роман, я и подумать не могла, что в мире будет свирепствовать заразная болезнь и люди будут вакцинироваться от неё. В то время я интересовалась «тёмным туризмом». В мире мало мест, где не было бы природных катаклизмов или территориальных конфликтов. Катастрофы того или иного рода происходят всюду.

Примерно тогда, когда я засела за роман, произошло Великое восточно-японское землетрясение. Когда я смотрела, как бушует цунами, мне в голову пришла мысль, что «катастрофа» то и дело заговаривает со мной. В итоге, пытаясь упорядочить чувства, испытываемые людьми, путешествующими по местам катастроф, я нашла ключ к истории. Сначала — шок, потом идёт сопереживание и жалость, далее — дискомфорт, после него — благодарность за свою жизнь, чувство ответственности, усвоенный урок или чувство превосходства от того, что выжил даже в такой ситуации.

Бытует мнение, что туризм в места катастроф отражает законы капитализма. Что вы об этом думаете?
Так и есть. Во всех моих романах, начиная с дебютного, всегда прослеживалось осознание того, что люди деградировали до винтиков в капиталистической машине. Человеку кажется, что он важен, но он может исчезнуть без следа, будучи расходным материалом вроде зубной щётки или термокружки, и этот аспект — очевидное свойство капиталистического мира.

За рубежом ваш роман отнесли к категории «феминистского эко-триллера».
Это было интересно. Я вообще не люблю разделение литературы на чистую и жанровую и не особо пользуюсь такой терминологией. По-моему, данное разделение не имеет особого смысла как таковое. Я пишу, не думая о жанровой принадлежности или о том, к какой категории отнесут моё произведение после публикации. Мне всё равно.

Ваш роман вызвал мощный отклик.
독Мне кажется, одни читатели увидели в нём жёсткий остов капитализма, другие почувствовали контекст, схожий с «Игрой в кальмара» Netflix. Я думаю, что самое большое сопереживание вызвало чувство ужаса, которое испытываешь, когда старательно выполняешь порученное дело, но не можешь предотвратить катастрофу. Мне кажется, от этого страха сейчас страдает гораздо больше людей, чем 10 лет назад, когда писался роман.

Фильмы, сериалы, литература… Что объединяет этот созданный в Корее контент?
Мне кажется, ключевое слово — «выживание». Мы живём в эпоху, когда все одержимы стремлением удержаться в обществе и не оказаться на обочине или в изоляции, а не желанием определиться с системой ценностей и с тем, что важно для каждого из нас. Мне кажется, в этом смысле и «Игру в кальмара», и оскароносный фильм «Паразиты», и мой роман считают «чёрными комедиями».

Роман «Библиотечный подиум», вышедший в 2021 г. (слева), и сборник рассказов «Если бы в Blue Marble был Пхеньян», опубликованный в 2019 г.
© Hyundae Munhak, Munhakdongne

Изданный в прошлом году роман «Библиотечный подиум» завязан на сцене, в которой мужчина и женщина неожиданно встречаются в библиотеке, где они словно гуляли между стеллажами. Почему вы поместили действие в библиотеку?
Когда я брожу между библиотечными стеллажами, у меня всегда бывает прекрасное настроение. Мне кажется, что книги вокруг наблюдают за тем, как я хожу по подиуму. На полке книга занимает мало места, но в ней содержится масса мыслей. Когда я думаю, что смотрят книги на меня, мне кажется, что я в общем-то неплохая модель.

В романе упоминается идея «надёжного страхования брака». Что вы хотели этим сказать?
Я попробовала представить, что стоит за решением двух людей непременно жить вместе, хотя они могут выжить и по одиночке. Разговоры о том, что институт брака поддерживает общество, просто пафосны. Суть брака, на мой взгляд, в том, что два человека решают вместе отправиться в приключение. И атмосфера должна быть такой, чтобы они могли самостоятельно определить, что они считают критериями этого «приключения».

Особенность ваших романов в том, что в их основе лежат оригинальные, изобретательные завязки. Что вы в конечном итоге хотите сказать своими увлекательными сюжетами?
Думаю, меня интересуют «нестабильные структуры». Иначе говоря, я всматриваюсь в зыбкую землю под нашими ногами. Мне нравится создавать новаторские, оригинальные элементы, провоцирующие любопытство, но вещи, которые я на самом деле хочу подчеркнуть, вовсе не такие радостные или весёлые. Кажется, что сейчас мы стоим на твёрдой земле, но какаято часть меня убеждена, что она в любой момент может разверзнуться. Эту мысль можно передать и серьёзным тоном, но я предпочитаю облекать её в слова в своём собственном стиле.

Недавно вы совместно с другими авторами выпустили сборник рассказов на тему путешествий. Вы много путешествуете?
Пожалуй, да. Хотя часто это краткосрочные поездки. Я, конечно, люблю путешествия сами по себе, но ещё мне нравится этап планирования. Особенно — выбор места, где остановиться. Я так много занималась поисками в интернете, что теперь в любом месте стоит мне посмотреть на отель, как в голове отчётливо вырисовывается его интерьер. В рассказе «Если бы в “Blue Marble” был Пхеньян» тоже есть эпизод с бронированием места для ночлега («Blue Marble» — корейская настольная игра типа «Монополии»).

 

Влияют ли путешествия на ваши романы?
Да, и очень. И не только путешествия за границу. Поездка по стране или, на худой конец, вылазка в соседний район позволяет увидеть и испытать что-то новое. Даже когда вместо привычного пешеходного перехода или вывесок видишь что-нибудь новое, это всегда стимулирует. Хотя, конечно, чем дальше пункт назначения, тем больше незнакомого и опасного. Так что появляется больше возможностей получить новый опыт и впечатления.

Помогает ли творчеству ежедневный выход в радиоэфир?
Я рассказываю слушателям о книгах, поэтому соприкасаюсь с книгами из разных областей, и мне это нравится. При знакомстве с книгами, далёкими от твоих увлечений, можешь натолкнуться на неожиданные источники вдохновения, что роднит чтение с путешествиями. Слушатели оставляют комментарии онлайн, и мы общаемся. Мне кажется, что радиостудия — это как станция в космосе. Когда, закрыв двойные двери, остаёшься одна внутри, льётся музыка и кажется, что радиоволны дрейфуют в космосе.

Над чем вы работаете сейчас?
Над романом «Пылающие произведения», который будет печататься частями в журнале. Главный герой, художник, получает творческую поддержку от фонда, президентом которого является Роберт. Вот только Роберт — это унаследовавшая состояние одного миллионера гениальная собака с огромным даром в области искусства. Собака критикует людей за «форму без содержания» и ведёт разговоры о настоящем искусстве и фальшивом.Создав завязку, в которой главным является собака, а человек вынужден подчиняться, я хотела высмеять окружающие искусство стереотипы и структуру арт-кругов. Роман выйдет в первой половине следующего года.

Что бы вы хотели сказать своим читателям во всем мире?
Некоторые выкладывают рецензии в соцсетях или отмечают меня хештегом, другие задают вопросы напрямую. Иногда присылают мне фото с моими книгами на полке местного книжного магазина. Мне очень нравится вот такое, непосредственное, общение. Я буду рада, если мы будем чаще общаться.

Чо Ёнхо, корреспондент отдела культуры «UPI ньюсы»
Хэ Донук, фотограф

전체메뉴

전체메뉴 닫기