메인메뉴 바로가기본문으로 바로가기

Features

2022 SUMMER

Отели: свидетели истории Кореи позднего Нового времени

В конце XIX века, после появления в Инчхоне первого отеля западного типа, они стали расти вокруг столичного района Чон-дон как грибы. На начальном этапе отели были местом, где воспринимали и распространяли западную культуру. Но позднее они невольно стали немыми свидетелями многих болезненных исторических событий в турбулентной истории Кореи позднего Нового времени.

Будучи очагами грядущей модернизации, первые отели появились в Инчхоне после открытия портов. Дипломаты, миссионеры, торговцы и путешественники, прибывавшие в открытый по договору порт, нуждались в месте, где можно было бы остановиться, прежде чем продолжить путь в Сеул.

Первым отелем западного образца в Инчхоне стал отель «Тэбуль», управляемый японцем Кютаро Хори. В трёхэтажном здании, стоявшем рядом с филиалом японского банка «Дай-Ичи», задерживалось на пару дней большинство иностранцев, проезжающих через Инчхон. В 1885 году там останавливался Хенри Дж. Аппензеллер — американский проповедник, учредивший «Пэчжэ хактан» (сейчас Школа 3-й ступени Пэчжэ). Согласно архивным данным, Ито Хиробуми в 1898 и 1904 годах устраивал в этом отеле приёмы или отдыхал, перед тем отправиться спецпоездом в Сеул.Прямо рядом с отелем «Тэбуль» стоял также отель «Steward», которым управлял китаец И Тхэ, служивший одно время мажордомом в американском консульстве. В этом отеле в 1894 году во время посещения Чосона останавливалась британская путешественница Изабелла Бёрд Бишоп.

После открытия в 1899 году железной дороги Сеул—Инчхон отели Инчхона стали приходить в упадок. Большинство иностранцев, направлявшихся в Сеул, теперь могли сразу сесть на поезд до столицы, не задерживаясь на ночлег в Инчхоне. А в 1901 году, когда дорога Сеул—Инчхон была открыта полностью, перед конечной станцией Содэмун англичанин У. Х. Эмберли открыл отель «Station». Содэмун был также начальной точкой проходившего через центр маршрута трамвая, который пустили в мае 1899 года.


 

Интерьер выставочного павильона, который стоит на месте отеля «Тэбуль» — первого в Корее отеля в западном стиле. Построенный в Инчхоне, отель процветал после открытия портов, но затем пришёл в упадок и был снесён в конце 1970-х гг. Выставочный павильон, управляемый Культурным фондом округа Чун-гу Инчхона, был открыт в 2018 г. в ознаменование исторической ценности отеля «Тэбуль».
© Incheon Jung-gu Culture Foundation

Витрина цивилизации позднего Нового времени
В то же время начали процветать отели в районе Чон-дон, где располагался императорский дворец Кёнун-гун (нынешний Токсу-гун). Здесь находились «Hôtel du Palais», управляемый французом Л. Мартеном, и отель «Зонтаг» Антуанетты Зонтаг.

Первые иностранцы с Запада стали селиться здесь после заключения в 1882 году Корейско-американского договора о дружбе и торговле, а в мае 1883 года первый американский консул в Корее Люциус Харвуд Фут открыл здесь консульство. По мере того, как другие страны возводили в этом районе огромные здания в западном стиле, чтобы продемонстрировать мощь своих стран, здесь формировался дипломатический квартал. Вокруг одно за другим появлялись современные образовательные учреждения, больницы и магазины, и вскоре Чон-дон превратился в выставку достижений западной цивилизации позднего Нового времени.

В 1897 году король Кочжон, с целью подчеркнуть суверенитет и независимость Кореи от Японии, провозгласил страну империей, просуществовавшей, правда, только до 1910 года, и построил новый дворец Кёнун-гун. В результате Чон-дон оказался в центре ещё большего внимания как новое культурное пространство. Император Кочжон, продвигая политику модернизации, охотно приглашал западных советников. Он нанял более 200 граждан западных стран — от высокопоставленных советников в каждое министерство до специалистов по морской таможне, электрификации, развитию городского транспорта, телеграфному делу, горному делу и строительству железных дорог.

Многие из них жили в Чон-доне и вместе с дипломатами и миссионерами формировали иностранное сообщество. Часто общавшийся с ними император Кочжон быстро адаптировался к западному образу жизни, в частности, провёл во дворец электричество и телефонную линию, а также с удовольствием пил кофе и шампанское. Во дворце часто устраивали банкеты во французском стиле, а для подобающего приёма иностранных гостей, пригласили Антуанетту Зонтаг (1838—1922).

Отель «Зонтаг»
Антуанетта Зонтаг, немка из французского Эльзаса, приехала в Корею после того, как Карл Иванович Вебер (1841—1910), которому она приходилась невесткой, получил в 1885 году назначение в качестве первого генерального консула России в Корее. И задержалась в стране на целых 25 лет, до 1909 года.

В Корее, где надеялись на помощь США и России, чтобы защитить суверенитет от Китая и Японии, Зонтаг, знакомя дворец с западной кухней и культурой общения, завоевала доверие императора и стала ключевой фигурой на социальной сцене. Известно, что Чондонский клуб, который объединил корейские проамерикански и пророссийски настроенные политические фигуры, проводил свои собрания в её доме.

Примерно в 1902 году к западу от дворца был построен отель «Зонтаг», выполнявший функции частного отеля императорской семьи, куда селили почётных государственных гостей. В то же время отель служил площадкой для общения, где путешественники, иностранные дипломаты и живущие в Сеуле иностранцы встречались, чтобы пообщаться за чашкой кофе.

После Русско-японской войны отель «Зонтаг» неожиданно был вовлечён в череду печальных исторических событий. В ноябре 1905 года Ито Хиробуми, останавливаясь в отеле «Зонтаг», руководил манёврами, направленными на лишение Кореи суверенитета. Г-жи Зонтаг в то время в Корее не было, так как она уехала на год в Германию, и приёмом Ито Хиробуми занималась Эмма Крёбель, ещё одна немка, нанятая двором. Она оставила записки о произошедших в период с лета 1905 по осень 1906 года исторических событиях, очевидицей которых ей довелось стать. Приёмом Элис Рузвельт, дочери американского президента Теодора Рузвельта, посетившей страну по приглашению императора прямо накануне приезда в Сеул Ито Хиробуми, тоже занималась Крёбель. Кочжон, надеясь на помощь США, с помпой принял делегацию дочери Рузвельта, но в Токио уже было подписано соглашение Кацуры—Тафта: США взяли на себя обязательство поддержать Японию.

В надежде на западные державы Кочжон старался завязать с ними дипломатические отношения, перенимал западную культуру общения и кухню, но не получил от них помощи, когда она была особенно нужна. Отель «Зонтаг», являвшийся некогда центром социальной активности иностранцев в Чон-доне, понемногу утратил своё влияние.

 

В 1909 г. французский отельер J. Boher приобрёл отель «Зонтаг» и выпустил почтовую открытку с фотографией этого здания.
© National Folk Museum of Korea

Привокзальный отель
Отель при вокзале в Кёнсоне (нынешний Сеул) открылся в 1914 году, уже после аннексии Кореи Японией. Отель носил официальное название «Чосон». Он был спроектирован немецким архитектором Георгом де Лаландом по заказу департамента железных дорог японского генерал-губернаторства и непосредственно им управлялся. Японские власти решили построить этот отель, поскольку между Маньчжурией и Чосоном было налажено прямое железнодорожное сообщение. Так они готовились к росту спроса на ночлег в Кёнсоне со стороны пассажиров, прибывавших из Японии и желавших сделать остановку после долгого пути из Пусана, прежде чем отправиться дальше.

Но на участке отеля «Чосона» располагался алтарь Хвангудан, сооружённый для обрядов подношения Небесам по приказу Кочжона в 1897 году, когда он объявил себя императором. Тем самым Кочжон хотел показать свою ориентированность на создание суверенного государства нового типа. Однако после аннексии Кореи японские власти разрушили Хвангудан и построили отель именно на том месте, которое символизировало волю Кореи к модернизации на своих условиях.

Таким образом, в истории Кореи позднего Нового времени отели были средством восприятия и распространения западной культуры после открытия портов, а позднее стали безмолвными свидетелями лишения страны национального суверенитета.

Со Ёнхи, профессор отделения истории Кореи позднего Нового времени, Корейский технологический университет

전체메뉴

전체메뉴 닫기